Talarin
Утащу кое-что из своего. Если вспомню, что там мое было.
С драббл-феста. Фингон вышел из Мандоса и отправился на войну гнева. Он стоит на страже у палатки Эонвэ, когда приходят Феаноринги.


Пишет Гость:
08.07.2012 в 20:29


Маэдрос медленно, стараясь не шуметь, шел к шатру. Где-то позади уже оставалось лежать два стража - он надеялся, что не мертвыми, а лишь оглушенными, но, по сути, ему было почти все равно. Просто в новых смертях он не видел смысла. А так... Его уже давно не трогало, чью жизнь он отнимет, в погоне за невыполнимым. Да и не было того, чья жизнь была ему важна. Оставался только Маглор, брат, который точно так же стоял где-нибудь на другой стороне лагеря, и смотрел на этот же шатер. Ждет его знака.
Их цель, цель, к которой они стремились так долго, но никак не могли даже коснуться ее, цель, сводившая с ума много лет - она была так близко, что чуть кружилась голова от осознания этого. Еще немного, и все закончится. Нервы были натянуты, как струна, позволяя слышать и чувствовать намного больше, чем раньше. Или эльфу только так казалось?
Холодный ночной воздух, тихий писк ночных мошек, шорох крыльев далекой совы, они были здесь - и где-то еще, оставались только смазанным фоном, а четким - четким был только один шатер, с маленькой лампой над дверью.
А перед входом в него виднелась одинокая фигура. Это будет так просто...
Маэдрос шагнул вперед и замер. Страж повернулся в его сторону, наверное, услышав его шаги. Моргот... Придется действовать быстро, пока тот не понял, что происходит, и не позвал остальных.
Еще пара шагов. Только что-то знакомое почудилось в движениях валинорского эльфа. Откуда? Неважно. Теперь нужно идти быстрее. Рывок вперед, замах... Ну почему ты ты не защищаешься, ты же видишь меня, ты воин, а не сопливый мальчишка, это по глазам видно, в твоей руке меч?!
Меч так и не опустился. Почему сейчас, когда цель, единственное, что сейчас было важно, так близко?
Фингон. Эльф, который был ему братом... Ближе, наверное, чем почти все. Который, когда-то спас его, даже не жизнь ему спас, душу. И которого он спасти не смог.
- Финьо... Почему ты здесь?
- Потому что здесь камни. А ты?
- Тоже...
Сон. Все же, он сошел с ума. Так ведь не бывает. И разговор такой глупый, что только присниться может.
- Уйди с дороги.
- Нет, Майтимо.
И не уйдет ведь. А он должен войти. Исполнить клятву и... Маэдрос засмеялся. Выполнить клятву и убить друга, а ведь Фингон без боя не уйдет, и он слишком хорош, чтобы можно было его победить, или бросить все, ради чего жил в последнее время.
- Ты знал?
- Ты всегда был упрямым.
Угу, был. А еще они всегда понимали друг друга вот так - с полуслова. И Фингон не мог не понимать, что они попытаются использовать последний шанс и придут сюда. Может, даже сам вызвался стоять на страже и остановить друга. Несмотря ни на что. Зачем, Финьо... Почему все должно быть так сложно?
Маэдрос понимал, что переступить через это он не сможет. И что - уйти, так и не попытавшись, понадеяться, что назавтра здесь будет стоять кто-то другой?
- Ты же понимаешь, что я не могу уйти без камней!
Маэдрос заметался по небольшой полянке перед шатром. Ему было уже все равно, увидит его кто-то или нет. А Фингон просто молча смотрел на него.
- Идем, нам нужно поговорить.
Идти? Куда? К Эонвэ, чтоли? Маэдрос усмехнулся но послушно подошел к другу. Кажется, Валар нашли способ выиграть этот бой. Пусть... За эту встречу он мог простить им и такое.


Когда-то была версия, что Маэдрос вернулся в Валинор. Версия, Толкином отвергнутая, но имеющая право на жизнь.


- Идем, нам нужно поговорить.
Майтимо кивнул, глядя на друга - куда тот его поведет?
Фингол откинул полог - в тот самый шатер! - и остановился, пропуская его вперед. Маэдрос и сам не знал, что он чувствует, входя сюда. Только поймал себя на том, что невидящим взглядом осматривает шатер. Он был пуст... Ни Эонвэ, ни других стражей...
- Они не придут, не ищи.
Фингон прошел внутрь, сел за простой походный стол. Смотри-ка, почти как раньше, когда они, вот так же, сидели, обсуждали что-то. Только вот оба они уже изменились. Друг словно помолодел, теперь он куда больше был похож на прежнего мальчишку, упрямого, вечно спорящего, и всегда во что-то светлое. Estel...
"Как же мне не хватало тебя, братишка."
Маэдрос устало опустился на стул, напротив друга.
- И что дальше?
Не могли же они вот так просидеть до рассвета. Да он и не хотел бы.
- Что? Я не знаю. Ты ведь пришел сюда за камнями.
Даже не вопрос - утверждение. За камнями... Проклятыми камнями, которые они поклялись достать любой ценой и отомстить любому, кто захочет владеть ими.
- Вот.
Фингон поставил на столешницу между ними резную шкатулку. Что это, Финьо? Ты ведь не отдал бы мне камни, ты должен был охранять их. Тогда что? Маэдрос протягивает руку - посмотреть, и почти над самой крышкой его руку накрывает рука друга.
- Только открой здесь. И сейчас.
Почему это так важно и почему ты так смотришь на меня? Рука исчезает, позволяя ему открыть шкатулку. На черном бархате - две маленькие звезды. Так не бывает, это все просто сон... Пальцы замирают над ними, словно поглаживая теплый воздух, теплый, даже в такую холодную ночь. Потом касаются камней, и все вокруг исчезает.
Тирион. Восемь мечей взлетают в небо в красноватом свете факелов. Начало... О ком они тогда думали, произнося все это, и думали ли о чем-то? Вряд ли. Тогда их вели гнев и отчаяние.
Альквалондэ... Ступени, красные и скользкие от крови, и руки тоже в ней, липкой, горячей. Страшно... Зачем мы все это сделали? Нет, не время думать об этом. Оно еще придет, только потом. А сейчас нужно забыть, потому что иначе идти вперед будет нельзя.
Лосгар. Его трусость. Он должен был спорить, до хрипоты, до победы, а он просто ушел. Спорить с отцом было сложно, еще сложнее с королем, но он должен был.
Тангородрим. Вот где у него хватило времени подумать обо всем. И понять, что все это было бредом. Если бы тогда он мог что-то изменить... И Финьо, который пришел за ним, несмотря ни на что. Ты всегда умел верить. И заставлял верить меня.
Нирнаэт, поражение, очередное и самое страшное. Она ведь не ради камней была, я тогда о них почти не думал. Она была ради нас всех. Попытка выинрать для нас жизнь, а не войну. Попытка, которая провалилась, забрав с собой больше, чем он мог подумать. Ту самую надежду. И осталось только продолжать сражаться, вопреки всему.
Дориат, Гавани, Амон Эреб. Они слились в единую, кроваво-серую полосу. Было уже все равно, что происходит, жив он, или мертв. Только братья заставляли еще двигаться куда-то, что-то делать. И Клятва. Но братьев становилось все меньше, один за другим они уходили в бесплодных попытках хотя бы приблизится к цели. А он... Наверное, он хотел бы оказаться на месте кого-то из них. Любого.
Открытая шкатулка на столе. И пара камней, теперь уже просто камней на его ладони. Нет, уже снова в шкатулке. И нить, тянувшая его куда-то последние столетья исчезла.
- Мы выполнили Клятву...
Хотя бы так выполнили. Только вот дальше что? Он этого не знал. И идти... было некуда.
Он поднял глаза на друга и прочел в его глазах, что он все это знает. Знает, ЧТО он только что видел.
- Зачем?
Фингон усмехнулся - чуть ехидно, как раньше.
- Потому что наша Эпоха здесь закончилась, Майтимо. Должно было закончится и все это. Завтра мы уплываем назад.
Завтра... Уже так скоро... А он ведь хотел бы поговорить хоть немного. И там, за стеной, уже рассвет. Прав был Финьо, все уже закончилось, для них. Нет тех, кто был дорог, нет земель, которые были домом для них.
- Мы ведь можем уплыть вместе. К тем, кто ждет там. И самим тоже ждать. Видишь, я вернулся ведь.
Маэдрос только кивнул в ответ. Наверное, это единственное, что еще осталось. Научиться ждать. И жить... Все же жить, там, где нет войны.
- Думаешь, примут - после всего?
- Примут, Нэльо. Если ты сам этого захочешь.
- Хочу.
Чтож, этот выбор он тоже сделает сам.